Понедельник, 20.11.2017, 03:22
Рязанское региональное отделение Российской Ассоциации политической науки
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Наш опрос
Оцените сайт РО РАПН
Всего ответов: 20
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
 Интервью с проф. В.С. АВДОНИНЫМ
Открывает цикл интервью с профессором, доктором политических наук Владимиром Сергеевичем Авдониным.
 
«ПК»: - Слово «политолог» в отличие от 90-х гг. сейчас на слуху. Причем называют себя политологами все, у кого хватает на это фантазии. Данным эпитетом нередко подчеркивается не просто образованность человека в этой области знаний, а некое конъюнктурное самоопределение, дань моде. Насколько такая самоидентификация является корректной и справедливой? Политологи вышли в тираж?
 
- Конечно, у термина "политолог" есть много оттенков и смыслов. Есть здесь и дань моде. Ведь "политологов" у нас раньше не было, не было и политологического образования как такового. Хотя были люди пишущие и рассуждающие о политике, но их называли иначе. В 90-е годы некоторых из этих людей на западный манер стали называть политологами. В основном этим термином определяется круг лиц, рассуждающих на политические темы в СМИ, общественно-политической периодике и публицистике. Далеко не все они имеют политологическое образование или знакомы с политической наукой, определение «политолог» в данном случае используется в широком смысле - как человек, публично и наукообразно рассуждающий о политике. Кроме того, есть «политологи» и в узком смысле – это люди, получившие политологическое образование и судящие о политике с точки зрения политической науки. Их суждения и оценки далеко не всегда представлены в СМИ, а в основном являются достоянием профессионального научного сообщества. В целом у них и другие задачи - они должны развивать знания о политике, а не просто информировать широкую публику. Здесь отношение примерно то же, что и в других отраслях науки между учеными и популяризаторами от науки. Впрочем, нужны и те и другие. Одни должны уметь проникать в предмет, выявляя и изучая в нем скрытые связи и отношения, другие – доходчиво объяснить публике, что может произойти в политике в том или ином случае. Важно учитывать это функциональное различие и по возможности объединять и координировать усилия. Тогда будет меньше недоразумений и претензий и в научной среде и в публичной сфере. Хотя есть и еще одна категория лиц, которых иногда именуют «политологами». Это некоторые раскрученные в СМИ персоны, которые обслуживает интересы влиятельных властно-политических и экономических групп. Как правило, их деятельность ни к политической науке, ни даже к ее популяризации в обществе отношения не имеет, они просто обслуживают интересы и излагают позиции, нужные их боссам.
 
- Владимир Сергеевич, Вы как известный профессор, имеющий опыт преподавания в крупных российских и зарубежных вузах, видите глубокие отличия в уровне подготовки политологов столичных и региональных учебных заведений? Бытует мнение, особенно среди столичной богемы, что образование, получаемое в регионах, отдает провинциализмом и уровень получаемых знаний здесь существенно ниже. Можно ли обозначить эту проблему как частное проявление более системной проблемы центрально-периферийных отношений в современной России?
 
- Да. К сожалению, должен согласиться с Вами. Проблема преобладания центра и отставания периферии в России существует и в экономике, и в политике, и в науке, и в образовании, в том числе и политологическом. Россия – государство централистское, и центр здесь заметно превосходит периферию в ресурсном, информационном, кадровом и т.д. плане. Ликвидировать этот разрыв пока не удается, а в чем-то он даже углубляется. Что касается российского политологического образования, то тут, на мой взгляд, можно говорить скорее не о двух (столица – провинция), а о трех условно выделяемых уровнях подготовки. Первый – это столичные вузы Москвы и Санкт-Петербурга, точнее их наиболее престижная и продвинутая группа, поскольку и в столицах есть масса вузов, где преподавание ведется кое-как. В столичной престижной группе сосредоточен наиболее сильный состав преподавателей, здесь образование теснее связано с научными исследованиями, идет активная научная жизнь, к которой приобщены студенты и аспиранты, заметно больше разнообразных образовательных, научных, издательских, информационных проектов, существенно более устойчивыми и интенсивными являются связи с зарубежными коллегами. Все это обеспечивает более высокий уровень вузовской подготовки и более престижный уровень занятости выпускников. Второй уровень – это некоторые вузы в крупных региональных центрах. Прежде всего, сюда можно отнести Нижний Новгород и Самару в Поволжье, Пермь и Екатеринбург – на Урале, Ростов и Краснодар – на юге. В силу целого ряда обстоятельств, на которых я не буду сейчас останавливаться (если есть интерес, об этом можно будет поговорить отдельно), политологическое образование развивается там более динамично и в более благоприятных условиях, чем в других местах. По ряду параметров уровень подготовки в этих центрах приближается к столичному. Третий уровень – это большинство провинциальных вузов, где есть отделения политологии. Здесь тоже имеется своя градация. В одних - уровень подготовки несколько выше, в других – ниже. Отделение нашего университета в целом относится к этой категории. Подготовка здесь, на мой взгляд, для своего уровня является неплохой. На протяжении ряда лет мы могли привлекать к преподаванию зарубежных и столичных специалистов, проводить обучение и стажировку студентов за границей, что в целом повышало уровень подготовки. Ряд наших выпускников смогли продолжить обучение в столичных и даже зарубежных научных и образовательных центрах, а некоторые - подготовить и уже защитить там кандидатские диссертации. Хотя, конечно, мы осознаем и наши проблемы и пытаемся, по возможности, поднять планку.
 
- В одном из интервью, посвященном оценке состояния политологии в России («Прислушиваются ли в России к политологам?» // Российская газета.-2006.-5 июня.-№4084), Президент Фонда «Политика» В.Никонов назвал три сферы деятельности, в которой могут проявляют себя люди с политологическим образованием: академическая политология, политическое консультирование и политическое комментирование. На Ваш взгляд, какие перспективы открываются перед выпускниками отделений политологии, желающих работать по специальности? Каковы особенности регионального рынка труда для специалистов-политологов?
 
- В действительности сфер деятельности для людей с политологическим образованием явно больше, чем назвал Никонов. Он, например, не отметил практическую политику и близкое к ней направление политического проектирования, совершенно очевидно не чуждые политологам. Не указана и сфера политического образования в самом широком смысле – от школьного до вузовского и послевузовского. Кто, как не люди с политологическим образованием, должны заниматься политическим просвещением граждан. Невнятно указана и деятельность в сфере СМИ («комментирование»). Деятельность политологов в информационном пространстве может быть значительно шире. На мой взгляд, сферы деятельности политологов могут быть охарактеризованы следующим образом: Во-первых, это сфера исследований политики. Причем она может быть понята достаточно широко. Политику можно и нужно изучать не только в академических институтах или на вузовских кафедрах. Научно анализировать политические проблемы и искать их решение можно и в сфере практической политики - в партийных, в управленческих структурах и т.д. Во-вторых, это сфера государственного и муниципального управления. То, что здесь нужны политологи - очевидно, так как многие решения в этой сфере носят политический характер и требуют учета и анализа политических факторов. Между тем, в этих структурах бытует мнение, что для управления вполне достаточно администраторов и так называемых "хозяйственников" - специалистов в той или иной хозяйственной отрасли. Иногда привлекают также юристов и экономистов. В итоге, управление принимает административно-технический характер. Политические аспекты решений не учитываются и не просчитываются, что ведет к отчуждению управленческой системы от интересов общества, периодически порождает политические кризисы, в конце концов делая управление неэффективным. В-третьих, политологи нужны и в негосударственных организациях, имеющих дело с политикой: в политических партиях, общественных объединениях, некоммерческих структурах. Партии, например, непосредственно нацелены на политическую власть и политический анализ им крайне необходим. Без него они будут совершенно неэффективны. Многие общественные организации (профсоюзы, движения, общества и т.д.), хотя и не претендуют на власть, но не могут обойтись без влияния на политику. Не имея такого влияния, их значимость резко падает и они теряют привлекательность для своих членов. Пути и средства влияния на политику им помогут обеспечить политологи. В-четвертых, как уже сказано, сферой деятельности политологов является и система образования в широком смысле (Не только вузы и школы, но и дополнительное, последипломное, дистантное образование, гражданское образование для молодежи, взрослых и т.д.) Современная политика и современное государство невозможны без гражданина, а гражданин - без определенных политических знаний, навыков и умений, позволяющих ему осознанно действовать в политике. В-пятых, и я это тоже уже отмечал, это сфера СМИ. О специфике работы политолога в этой области нужно говорить отдельно. Наконец, в шестых, - это сфера бизнеса. Бизнес зависит от политики и старается на нее влиять. Для этого сфере бизнеса и нужны политологи.
Что касается регионального рынка политологических услуг, то положение на нем неоднозначно. Спрос то возрастает, но понижается. В конце 90-х и начале 2000-х спрос был очень высок — и мы на факультете РГУ готовили довольно много специалистов (от 20 до 40 в год). Сейчас спрос, по целому ряду причин, меньше - мы уменьшили группы - в среднем до 15 студентов. Все они находят работу в тех шести секторах, о которых я говорил выше.
 
- Чтобы добиться успеха в любой профессиональной деятельности, необходима сумма определенных талантов, предрасположенность именно к этой работе. Можно ли говорить о каких-то природных данных, без которых вряд ли состоишься в профессии политолога?
 
 
Сумму талантов и качеств в профессии политолога можно, на мой взгляд, представить в виде двух основных частей. Во-первых, это качества, присущие большинству талантливых в науке людей. Сюда относятся: любопытство, наблюдательность, целеустремленность, совокупность аналитических способностей, острый ум, способности обобщения, логического мышления, хорошая память, умение сосредотачиваться, ясно мыслить и формулировать, широкая эрудиция, владение языком. Вторая часть – это специфические качества необходимые политологу помимо уже названных. Здесь, прежде всего, можно отметить оперативность и быстроту реакции, так как в политике часто приходится иметь дело с изменением обстоятельств; очень важна коммуникабельность, умение общаться с различными категориями людей – журналистами, политиками, чиновниками, неформальными группами, простыми гражданами, людьми различных взглядов, убеждений, образовательных уровней, профессий; ну и, конечно, умение удерживать определенную необходимую для объективного анализа дистанцию от объекта изучения, коим являются интересы и устремления различных групп, персон, политических сил. Политолог должен уметь «не растворяться» в интересах и мнениях, окружающих его групп, а видеть процесс объемнее и глубже, чем они.
 
- Качественное политологическое образование включает компонент самообразования. Причем самообразования непрерывного. Как, на Ваш взгляд, должна протекать эта работа по совершенствованию своих профессиональных навыков? Какую роль в этом процессе играет опыт?
 
- На мой взгляд, самым важным, исходным пунктом этой работы (об этом я часто говорю и студентам) является накопление фактического материала политики. Без широкого знания фактуры политики знание политической теории оказывается «пустым», его просто невозможно применить. Поэтому каждый уважающий себя политолог ведет множество досье по различным вопросам. А по нескольким избранным темам досье являются особенно подробными. Они доставляют необходимый фактический материал для анализа. Досье можно вести по проблемам, событиям, процессам, персоналиям и т.д. Знание фактического материала уже дает политологу огромные преимущества перед неспециалистами, которые, как правило, имеют отрывочные и неточные представления о политических событиях и процессах. Второй компонент – это знание теории, т.е. понятий и категорий, с помощью которых фактический материал можно оценивать, анализировать, группировать. Работа с категориями необходима, она помогает выделять в фактическом материале главное и отбрасывать второстепенное, тем самым, ограничить «наплыв» фактуры и не дать утонуть в ее безбрежности. Соединение фактического материала с понятием и есть самое главное. Освоение этой процедуры представляет собой, на мой взгляд, наиболее важный профессиональный навык политического анализа. Третий момент – это сравнительный анализ. Сравнение открывает для политолога огромные возможности для понимания и прогнозирования развивающихся событий. Надо иметь возможность сравнивать то, что происходит в твоем городе и регионе, с процессами в других регионах и городах страны, а также то, что происходит в стране в целом с происходящим в других странах. А для этого нужно знать о процессах, происходящих там, т.е. нужно постоянно расширять горизонт анализа и интересоваться тем, что происходит за пределами «непосредственно наблюдаемого пространства». И четвертое. Это общение с коллегами, коммуникация в профессиональном сообществе, знание периодики, новинок, наиболее интересных работ коллег. Что касается опыта, то он, конечно, помогает. При этом важно уметь опираться не только на свой личный опыт, но и на опыт, наработанный другими, уметь освоить и воспринять его.
 
- Какие проекты, интересные с Вашей точки зрения, планируется реализовать в рамках регионального отделения Российской Ассоциации политической науки (РАПН) в ближайшее время?
 
- Сейчас основная задача отделения – это подготовка к главным политологическим событиям, которые пройдут в этом году. Прежде всего, это 5-й Всероссийский конгресс политологов, который будет проходить в ноябре 2009 года в Москве. Подготовка к нему уже идет. Уже проведен отбор заявок и участников. Ряд представителей рязанского регионального отделения будут участвовать в Конгрессе. Тема нынешнего конгресса «Изменения в политике и политика изменений: стратегии, институты, акторы», всего на конгрессе будет работать 47 тематических секций, десятки специальных заседаний и круглых столов. В рамках конгресса пройдет Форум молодых политологов, в котором также будут участвовать наши представители. Важным событием для политологии в этом году будет и Всемирный конгресс политологов, который пройдет в июле в столице Чили Сантьяго. Место проведения Всемирного конгресса выбрано не случайно. Оно отражает огромный интерес политологов мира к удивительному политическому явлению последнего десятилетия, получившему название «левый поворот в Латинской Америке». Его суть заключается в необычайно широком вторжении в политику массовых социальных и гражданских движений, охватившем целый континент. В качестве отголоска этой «южной волны» иногда интерпретируется даже победа Барака Обамы на президентских выборах в северной части континента. На конгрессе планируется самым серьезным образом проанализировать эти феномены и их влияние на политику в других регионах планеты. Представители нашего отделения во Всемирном конгрессе, по всей видимости, участвовать не будут. Слишком далеко от Рязани до Чили. В то же время, насколько я знаю, на одной из секций этого конгресса будет презентована книга о развитии политической науки в России, автором одной из глав которой является Ваш собеседник. Так что следить за конгрессом будем, а его результаты не останутся без нашего внимания. Из планов отделения на региональном уровне можно отметить несколько мероприятий. В мае прошли традиционные Орловские чтения, организуемые отделением при поддержке Областной библиотеки. Они прошли уже в шестой раз. Как правило, на них презентуются и обсуждаются новые работы нашего известного земляка – профессора Бориса Сергеевича Орлова – одного из ведущих российских германистов и специалистов по политике социал-демократии. Его работы признаны во всем мире и их обсуждение с рязанцами делает нам честь. В прошлом году чтения были посвящены 90-летию со дня смерти Г.В.Плеханова, а в этом — 60-летию принятия Основного закона ФРГ. В планах также проведение семинара по проблемам развития гражданского общества в регионе, в котором могут принять участие наши немецкие коллеги. Возможно, члены отделения также примут участие в международном проекте «Политический лексикон», предусматривающем перевод на русский язык справочника по политической науке, изданного в Германии. Перевод этой книги планируется предварить серией обсуждений с российскими политологами, в том числе и с рязанцами. Есть и проекты сотрудничества отделения с Облизбиркомом, с Областной научной библиотекой, с рядом коммерческих структур. У отделения также есть ряд издательских проектов и проектов сотрудничества со СМИ. В целом отделение позиционирует себя, как и вся Российская ассоциация политической науки, как независимая общественная организация гражданского общества
 
- Спасибо за интервью.
 
 
 
Copyright MyCorp © 2017
Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сайт управляется системой uCoz